ЕСТЬ ЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ У БИЗНЕСМЕНА?

Сразу начну со второго вопроса: а должен ли быть?

Именно этот вопрос мы обсуждали с руководителем Агентства развития квалификации при Южно-Уральской Торгово-Промышленной Палате Калугиной Татьяной Григорьевной.

 

Мы начали дискуссию с констатации факта: профессии бизнесмена, предпринимателя и коммерсанта в реестре нет – по крайней мере, официально — поскольку их нет в Профстандарте. Это признали.

Затем перешли к проблеме: Тогда почему, чему, и на каком основании идет обучение бизнесу в одноименных Вузах, кафедрах, курсах? Ведь обучение без образовательного стандарта невозможно, а образовательный стандарт проистекает из профессионального стандарта. То есть мы учить может только на основании того, что диктует Профессия, а не то, что предлагает преподаватель, который просто хочет заработать на броской и привлекательной теме. Еще в 90-е годы, когда один знакомый создал Институт Коммерции, я спросил: а коммерсант это кто? Получил ответ: бизнесмен. То есть одно неизвестное определили через другое неизвестное. Хотя коммерсант – торговец, по-русски, более понятное, хотя и частное, явление. Но это не тождественные явления.

Возникает проблема иерархии уже внутри Профессии: кто главный: бизнесмен, предприниматель или коммерсант? Это одна профессия с вложениями или разные? Ведь есть и иронические вопросы: а лавочник – профессия? Нет? А почему, ведь лавочников – море. И до революции и в НЭП они были и профессии я была! А почему её нет сегодня – как частный случай коммерсанта?  

Приняли проблему. В итоге стало понятно, что сама система образования требует профстандарта бизнесмена. Иначе все дипломы просто нелепы, говоря проще, нелегитимны.

 

Но тут же озвучили препятствия. Ознакомили друг друга с своей социологией – вопросами самим бизнесменам о профессии. Удивительный факт – на сотни опрошенных нет ни одного схожего ответа! То есть сами бизнесмены не имеют общего представления о профессии. Не от того ли много конфликтов, что нет общего понимания профессионализма в бизнесе?

Да, в бизнесе в 90-е сложилось негласное мнение, что хороший бизнесмен меряется по размеру капитала и доходу. Но после многих волн кризисов, когда миллиарды языком слизывал Кризис, я услышал такое мнение: бизнесмен – тот, кто пережил три кризиса. 

Татьяна Григорьевна описала свои примеры, и возникло удивление: нет не только профстандарта у государства, но и представление о профессии внутри самого бизнессобщества. 

 

И тогда я рассказал, как в разговоре с бизнеследи услышал утверждение, что бизнесмен – это не профессия. Я тогда спросил: а кто? Моя коллега не смогла ответить. Тогда что это? Она и говорит: и не надо пытаться определить, это не профессия.

И вот тогда мы обратились к вопросу: может, и не надо стандарту подвергать свободную профессию? Ведь стандарт может ограничит инициативу, ввести запрет на образование юрлиц, и тогда пострадает малый бизнес.

 

Но тут же возник контраргумент: если бизнес не будет повышать профессиональные компетенции – а какие? – то не сможет выжить в конкурентной среде. Так вот что это за компетенции? – хотя бы с этим определиться!

И опять пришли к выводу: что если говорим о компетенциях, то автоматически приходим в идее профессии. Никак не миновать.

 

В итоге мы пришли к выводу, что работу необходимо начинать в целях повышения профстандартов для бизнеса, чтобы он хотя бы понимал профессиональные горизонты современной бизнесконкуренции. А если государство примет наши идеи, то и ввести их в Профстандарт. 

В заключении приняли решение согласовать взаимодействие ОПОРЫ РОССИИ в лице руководителя Свердловского отделения Тыщенко Ильи Владимировича, который обратится с проектом разработки профстандарта для бизнеса к руководству ОПОРЫ РОССИИ в лице Калинина Александра Сергеевича, а Татьяна Григорьевна согласует вопрос с руководством регионального РСПП.