ФРАНШИЗА — РАКЕТА БИЗНЕСА

Человек долго ходил по Земле. Потом начал ездить. И ездить всё быстрее и быстрее сначала на животных, потом на механической тяге. Наконец он попробовал подпрыгнуть и взлететь, но всё равно оставался привязанным к Земле. Даже специально созданные самолеты способны оторваться от поверхности Земли только на несколько десятков часов. Для того, чтобы выйти на новый уровень, вырваться за пределы атмосферы, оторваться от родной планеты уже не на часы, а на годы и месяцы, построить населенный комплекс на орбите потребовалась ракета – качественно новый вид транспорта. Так и в бизнесе. Предприятие может создать совершенную технологию, повышать качество, где-то ускоряться, где-то экономить, но при этом оставаться небольшим, пусть очень эффективным и прибыльным, но небольшим. Для того, чтобы выйти на национальный и даже международный уровень нужно нечто принципиально новое. И этим новым может стать франшиза. Именно франшиза сделала придорожный ресторанчик в Сан-Бернардино, что в Калифорнии, международной сетью закусочных, ставшей символом фастфуда и которая только недавно уступила первенство по количеству ресторанов по всему миру. Речь идет о МакДональдсе, чья история взлета показана в фильме «Основатель» («Founder»), снятом режиссером Джона Ли Хэнкока и вышедшем на экраны в январе 2017-го.

 

Братья Дик и Мак МакДональды открыли свою закусочную в 1940-м году и как-то зарабатывали. Их, выражаясь словами из советской эпохи, точка общепита функционировала не лучше и не хуже сотен других таких же точек, пока не поняли, что необходимо принципиально изменить организацию их производства. В 1948-м, проанализировав заказы клиентов, они выявили блюда, пользующиеся наибольшей популярностью, и оставили только их, заодно стандартизировав (только два куска огурца на гамбургер, не один и не три). Исключили стеклянную посуду вместе с мойкой, боем, а заодно и официантами. Затем на теннисном корте расчертили схему своей закусочной и целый день оптимизировали расположение оборудования, ходы персонала, пока не добились заданного времени исполнения заказа. Подойдя к окошку и оплатив заказ, посетитель получал его через 30 секунд. Дальше он шел со своим заказом домой, в парк, в машину или ближайшую скамейку. Использованная бумажная тара просто выбрасывалась в урну тут же рядом с рестораном. А заодно сделали вместо стен окна, чтобы клиенты могли видеть, как готовится их пища. И закусочная обрела новую жизнь, став популярной в округе.

Пока хозяева не сделали заказ на миксеры для коктейлей. А продавал миксеры никому тогда не известный Рей Крок. Он приехал, и не только привез миксеры, но и сделал заказ, лично убедившись, что заказ действительно выполняется за 30 секунд. Потребовалось некоторое время, чтобы освоиться с отсутствием официантов и бумажной тарой, но впечатление от качества продукта и скорости обслуживания запало в него на всю жизнь. Он, коммивояжер, исколесивший полстраны, продавая миксеры, бумажные стаканчики и пр., знал, что такое придорожное кафе. А дальше – разговор с хозяевами, знакомство с их технологией и волшебное слово «франшиза».

Впрочем, встреченное без энтузиазма. Братья МакДональды уже пробовали продавать свою технологию. На первый взгляд всё было просто: покажи как работать, время от времени контролируй, да получай свои комиссионные. Однако начались проблемы с качеством, самовольством партнеров. «Лучше иметь один хороший ресторан, чем десять посредственных», — вполне здраво рассудили они и не стали связываться с франшизой. Но иначе рассудил Рей Крок, который буквально загорелся идеей внедрить технологию братьев в Штатах. Он взял на себя работу по франшизе и начал с себя. Открыл свой МакДональдс. В своем городке. А в качестве символа взял золотые арки, которые придумали братья и которые сейчас есть практически в каждом более-менее крупном городе если не планеты, то США и Европы –точно.

А дальше – новые франшизы и новые конфликты. Сначала с партнерами. Они не соблюдали технологию, использовали некачественные продукты, своевольничали с меню, мотивируя это желанием клиентов, наконец, просто не следили за чистотой на кухне. А затем с братьями МакДональд. Их понятия о ресторанном бизнесе так и остались на уровне точки общепита в маленьком городке, где все друг друга знают. Например, они категорически отказались использовать вместо молока в коктейлях заменители. Да, продукт становился другим, сохраняя, впрочем, вкус, — но из процесса исключались дорогостоящие морозильные камеры и экономились колоссальные средства на электроэнергию. Но проблемы решались, а бизнес развивался.

Наконец произошел качественный перелом: Уже не Рей Крок убеждал кого-то заработать несколько сотен долларов на отработанной технологии, а к нему стали приходить и уговаривать продать франшизу. Появились иные источники доходов. Сейчас, например, существенным источником доходов компании является земля вокруг ресторана, которая резко возрастает в цене, когда на ней встает Макдональдс. Компания вышла на национальный и международный уровень.

Однако братья так и остались на своем уровне, и в начале 1970-х Рей Крок выкупил у них все права за колоссальную по тем временам сумму в $2 700 000.

 

Попробуем подвести итог. Если бы не франшиза, то МакДональдс так и остался бы закусочной в мало кому известном Сан-Бернардино где-то в американской глубинке. А так были привлечены внешние средства и в итоге заработали все. Мы же дополнительно подчеркнем ценность, которую имеет и несет идея, знание. Ведь в начале была концепция быстрого питания, выверенная до мелочей технология приготовления пищи и обслуживания клиентов.

 

P.S. Автор текста прекрасно знает все негативные моменты, связанные с фастфудом. Более того, имел возможность сравнить вкус гамбургера на Среднем Западе США, Москве и на Урале. Что и говорить, разница есть, и существенная. Наблюдал заплывших жиром «детей фастфуда». Но это – тема отдельного разговора. Здесь мы говорим только о франшизе, как способе вывода бизнеса на новый уровень.