ПРОТЕКЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ ЖЕНСКОГО БИЗНЕСА

В последнее время женский бизнес в стране развивается. Об этом свидетельствуют и увеличение числа женщин-предпринимателей (сегодня женщины составляют 34% общего числа предпринимателей, этот показатель вырос вдвое по сравнению с 1990 г.), и количество образовательных программ для бизнес-обучения женщин (например, проект «Мама-предприниматель»), и количество сообществ, поддерживающих женских бизнес (например, Комитет по развитию женского предпринимательства «ОПОРЫ РОССИИ», общественная организация «Женщина и бизнес» и др.).

Но возникает вопрос: если говорить о создании Протекционного Кодекса, то нужно ли поддерживать женский бизнес, если он неэффективный, только заботясь о социальной стороне дела? Чтобы ответить на этот вопрос, я предлагаю сначала разобраться, чего больше в поддержке женского бизнеса государством: социального — поддержки женщин или экономического — поддержки бизнеса?
1. С одной стороны, женский бизнес имеет свою специфику и решает социальные задачи: самозанятость женщин, самореализация женщин, повышение социального статуса женщин. По инициативе Комитета по развитию женского предпринимательства «Опоры России» уже третий год проводится исследование уровня деловой и социальной среды для развития женского предпринимательства в России. Более 50% женщин в ходе опроса указали на тот факт, что с появлением собственного дела их личная жизнь улучшилась, а хобби и интересы стали разнообразными.
Кроме того, именно женщины-предприниматели занимаются социальным бизнесом – большая часть социального бизнеса на женщинах. Очень много образовательных учреждений создано именно женщинами-предпринимателями: коммерческие детские сады, школы развития.
Есть ещё важная категория женщин-предпринимателей: это мама-предприниматель. Результаты исследования, о котором я говорила ранее, показали, что 53% женщин открыли свой бизнес после рождения детей. В этом, наверное, заключается специфика женского бизнеса: становясь матерью, выполняя своё главное предназначение, женщина стремится самореализоваться, раскрыть свой потенциал, заниматься любимым делом.
То есть, поддерживая женский бизнес, государство решает не только экономическую, но и социальную задачу. Исходя из этого, женщин-предпринимателей нужно поддерживать особо, делая им бОльшие преференции, оказывая бОльшую поддержку, даже если это не всегда выгодно экономически.
2. Но с другой стороны, женский бизнес – это всё-таки бизнес. И для страны это дополнительный ресурс экономического роста. И если смотреть на вопрос о протекционизме с точки зрения экономики страны, то совершенно неважно, что ведёт бизнес – мужчина или женщина, – в любом случае бизнес должен быть конкурентоспособен. Возьмём, например, конкуренция с зарубежными компаниями. Если наша компания во главе с бизнес-леди проигрывает конкуренцию зарубежной компании, не будем же мы объяснять это тем, что у нас компанию возглавляет женщина. И тем более, делать ей скидку. Исходя из этих соображений, к женскому бизнесу нужно примерять законы бизнеса вообще.
 
Таким образом, мы приходим к выводу, что женский бизнес – это явление и социальное, и экономическое: женщины-предприниматели поддерживают и развивают экономику страны и являются одним из факторов социальной стабильности. Поэтому к женскому бизнесу нужно подходить с обеих позиций.
Моё предложение в Протекционный Кодекс следующее. Безусловно, женский бизнес нужно поддерживать. Учитывая специфику женского бизнеса, меры поддержки должны быть немного больше, чем для бизнеса вообще. Я предлагаю для поддержки женского бизнеса на первом этапе его развития:
·         заложить больший временной срок поддержки (например, для женщин-предпринимателей сделать чуть более длительные налоговые каникулы);
·         установить более широкие меры поддержки (информационная, юридическая, финансовая, коучинговая);
·         сформировать более лояльные условия (например, кредитные).
Но всё это только на первом этапе. Но нужно избежать и «вечной» поддержки конкретного женского бизнеса, чтобы поддержка бизнеса не превращалась в прямое субсидирование, финансирование неэффективного бизнеса, чтобы женский бизнес, как и любой другой, вырастал и становился конкурентоспособным.